Регресс.

Регресс.

Регресс. Хотя большинство людей более или менее знакомо с понятием регресса, поворачивающего культурные часы в обратную сторону, тем не менее они удивляются, когда видят, как уравновешенные мужчины и женщины в периоды катастрофы и паники, теряют свои приобретенные в обществе привычки. Я когда-то обследовал инженера, который стал жертвой землетрясения в одной зарубежной стране. После землетрясения он вел себя совсем как ребенок. Были испробованы все виды лечения, но ни один из них не достиг успеха; мы так и не смогли изменить его инфантильное поведение. Он не смог найти свой путь назад к нормальному, адекватному поведению.

С того рокового дня он остался забаррикадированным в своей спасительной пещере. Это было, как если бы он сразу забыл все, чему когда либо научился. Он больше не был взрослым мужчиной, профессиональным ученым. Он был младенцем. Он лепетал как младенец, он питался как младенец. Другая жертва землетрясения, о которой я знаю, это преподаватель математики, который после землетрясения был обнаружен в своём саду полуголым, играющим в игрушки своего ребенка. Он полностью отказался от любого признания реальной чрезвычайной ситуации, в которой он оказался и вернулся к периоду детской безответственности. В животном мире повсюду сталкиваются с такой формой защиты, как регрессивное поведение. Когда организм находится в опасности, он отбрасывает свою многогранность и отступает в более простую форму существования. Когда обстоятельства жизни становятся слишком опасными, некоторые легко уязвимые многоклеточные организмы становятся хорошо защищенными, простыми, одноклеточными существами. Этот регрессивный процесс, называемый инсектизацией, может к примеру, иметь место, когда организм подвергается воздействию ненормальной температуры или испытывает жажду.

Человек подчиняется такому же правилу биологической защиты. Когда его жизнь становится слишком сложной, он часто поворачивает часы развития в обратную сторону и снова становится примитивным. Может произойти внезапный распад на составные части и расстройство функций. Эта форма регрессивного поведения распространена среди детей. Когда они пугаются, они часто откатываются к детскому лепету или ночному недержанию. На подвергавшихся бомбардировкам во время Второй Мировой Войны территориях, множество девочек в позднем подростковом возрасте, стали снова играть со своими куклами. Даже зрелые на вид, гиперискушенные мужчины и женщины, когда на них нападает страх, могут продемонстрировать тысячи признаков такого инфантилизма. Их признаки не всегда такие значительные, как приведенные выше примеры; но тем не менее, это признаки страха. Когда взрослые люди начинают заикаться и утрачивают правила своего воспитания, когда они окружают себя особенным защитным очарованием, когда они придумывают истории о своей волшебной неуязвимости, когда они много хвастаются, любят есть много сладкого, много свистеть, много говорить, много кричать и терять свое устойчивое и уравновешенное поведение, они действуют в состоянии страха.

Во время Второй мировой войны, в лагерях для военнопленных и бомбоубежищах, люди действительно узнавали друг друга, также, как дети на детской площадке, у которых есть простой дар интуитивно знать, кому они могут доверять. В наш тревожный век, мы чувствуем, что нами овладевают те же самые тени страха, которые когда-то преследовали первобытного человека и мы можем реагировать на них, поступая также, как и наши примитивные предки.